многослойные печатные платы, экспресс изготовление печатной платы, гербер-файл

Свидетель по делу полковника Гази Исаева заявил, что его «замучила совесть», и отказался от показаний

Засекреченным свидетелем по делу о взрывах в Москве на станциях метро «Парк культуры» и «Лубянка» оказался ранее осужденный на пожизненный срок Магомед Нуров. Он отказался в суде от своих показаний против полковника МВД Гази Исаева

Свидетель по делу полковника Гази Исаева заявил, что его «замучила совесть», и отказался от показаний

Магомед Нуров. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Одним из главных свидетелей обвинения по делу бывшего начальника ОМВД по Кизлярскому району Дагестана, полковника Гази Исаева (включен в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга), обвиняемого в причастности к взрывам в московском метро в 2010 году, оказался получивший ранее пожизненный срок Магомед Нуров (также включен в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга). В ходе допроса во Втором Западном окружном военном суде засекреченный ранее свидетель обвинения отказался от своих показаний против силовика, которые он дал на предварительном следствии.

Теперь Нуров, проходивший в деле под псевдонимом Степан Степанов, утверждает, что оговорил полковника.

Из подсудимых в свидетели

На процесс 46-летнего Магомеда Нурова, получившего в феврале 2022 года пожизненный срок за пособничество в совершении терактов на станциях метро «Парк культуры» и «Лубянка», доставили лично. Его пока не этапировали в колонию, а его жалоба на приговор Второго Западного окружного военного суда от 4 февраля 2022 года не рассмотрена Верховным судом.

Ранее тот же суд установил, что Нуров являлся водителем боевиков из запрещенного в России «Новокостекского джамаата» — структурного подразделения признанной террористической и запрещенной на территории РФ международной террористической организации «Имарат Кавказ». Именно ее участники утром 29 марта 2010 года устроили взрывы на станциях московского метро «Лубянка» и «Парк культуры». Они унесли жизни 41 человека (включая двух смертниц), еще более сотни были ранены.

В декабре 2022 года перед тем же судом предстал бывший начальник ОМВД по Кизлярскому району Дагестана полковник Гази Исаев. Его обвинение фактически построено на показаниях трех свидетелей, один из которых был засекречен. Так, некий Степан Степанов в ходе следствия рассказал, что Исаев (в то время он был заместителем начальника отдела криминальной милиции Кизлярского района Дагестана) разделял идеологию радикального ислама, являлся членом «Имарат Кавказ» и всячески помогал террористам. По словам засекреченного свидетеля Степанова, правоохранитель перевозил участников банды и ее главарей по территории республики для участия в собраниях на территории Дагестана — в так называемой шуре. А 20 марта 2009 года Исаев привез лидера «Новокостекского джамаата» Магомедали Вагабова на своих «Жигулях» в Буйнакский район, где и было принято решение о совершении терактов в столице. Когда машину остановили на посту ГИБДД в Кизляре, Исаев показал служебное удостоверение, и авто без досмотра пропустили.

А в конце марта 2009 года Исаев привез одну из смертниц — Марьям Шарипову (жена Магомедали Вагабова) — из «неустановленного домовладения» в Кизлярском районе Дагестана к месту отправки междугороднего автобуса в Кизляре, откуда она уехала в Москву, чтобы совершить самоподрыв.

Однако, оказавшись на свидетельской трибуне, Нуров не пожелал скрывать свое истинное имя и фамилию. Он заявил, что оговорил Исаева. По его словам, в обмен навещавшие его в изоляторе оперативники ФСБ Зайцев и Кузин убедили, что ему не дадут пожизненный срок. Также свидетель заявил, что поддался психологическому давлению со стороны следователя Следственного комитета. В суде Нуров заявил, что сказанное им на следствие было неправдой и Исаева он ранее никогда не видел. Отказ от ранее им данных показаний Нуров объяснил тем, что его «замучила совесть».

Молчание — знак согласия?

Другой допрошенный 10 января ключевой свидетель обвинения — Пахрудин Ахмедов, осужденный к пожизненному сроку за теракт у здания Кизлярского РОВД (тогда погиб начальник местной милиции Виталий Ведерников), — также в суде фактически пошел на попятную. Так, он подтвердил показания о деятельности Кизлярского структурного подразделения «Имарат Кавказ», но участники процесса спросили, подтверждает ли он свои показания против Исаева, он предпочел промолчать.

Ахмедов давал показания по видео-конференц-связи из колонии для пожизненно осужденных, расположенной на острове Огненный Вологодской области.

Ожидается, что 24 января в суде выступит третий ключевой свидетель обвинения, бывший советник главы Кизляра Юсуп Гасанов, состоявший, по мнению следствия, в Кизлярской диверсионно-террористрической группе боевиков. Он также осужден на длительный срок. В июле 2012 года Верховный суд Дагестана приговорил его к 15 годам колонии строгого режима за убийство заместителя начальника Центра противодействий экстремизму Дагестана Шевкета Куджаева и другие преступления.

Защита Гази Исаева называет его «серийным свидетелем», отмечая, что, получив срок, Гасанов стал сотрудничать с правоохранителями и дал показания против ряда других лиц, проходивших по его делу. В частности, на основании его показаний был осужден на 15 лет колонии бывший глава Кизлярского района Дагестана Андрей Виноградов. Последний получил срок за организацию покушения на убийство вице-мэра Кизляра Василия Наумочкина, убийство сотрудников правоохранительных органов, а также финансирование терроризма.

Другой фигурант этого дела — возглавлявший отделение Пенсионного фонда России по Дагестану Сагид Муртазалиев — был заочно обвинен и объявлен в федеральный и международный розыск благодаря показаниям Гасанова. Также в том числе на основании его показаний в октябре 2017 года на 13 лет лишения свободы сел за пособничество боевикам бывший полицейский Магомед Магомедов.

Правило Уголовно-процессуального кодекса

Адвокат Гази Исаева Эльдар Хастинов считает, что показания Гасанова следует оценивать критически, тем более что, в отличие от двух других свидетелей, которые утверждали, что лично видели, как Исаев якобы возил боевиков, Гасанов давал на следствии показания против силовика со слов других людей. «На следствии он говорил, что тот или иной человек рассказывал, что Исаев был завербован и помогал банде. Но все это уже мертвые люди, поэтому проверить показания Гасанова невозможно», — заметил защитник. Показания двух других ранее допрошенных основных свидетелей обвинения он назвал «жиденькими», отметив, что они не являются абсолютными доказательствами вины его подзащитного.

«Нуров от своих показаний отказался, назвав имя и фамилию оперативников, которые в СИЗО его уговаривали дать показания против Исаева. Он даже назвал точную дату, когда его посещали. А молчание Ахмедова нельзя расценивать как «знак согласия». В УПК (Уголовно-процессуальный кодекс) существует лишь одно правило — все сомнения трактуются в пользу обвиняемого», — сказал Хастинов.

Гази Исаев в ходе разбирательства, которое началось 19 декабря 2022 года, вину не признал. Он заявил, что попал на скамью подсудимых благодаря бывшему главе Кизлярского района Александру Погорелову (скончался в 2021 году). По мнению защиты Исаева, таким образом тот отомстил силовику за проверки, которые вылились сразу в несколько уголовных дел.

Ранее на следствии Исаев выдвигал версию о мести осужденных благодаря ему на пожизненные сроки боевиков.

Источник: bfm.ru